Меня заставляют продать «Укртелеком»

В интервью «24» глава Фонда госимущества Валентина Семенюк-Самсоненко рассказала о сути своего конфликта с правительством.

«24»: Валентина Петровна, вы непотопляемы. Расскажите, как вас снимали во вторник.

Валентина Семенюк-Самсоненко: Я услышала заявление бютовцев о том, что Семенюк-Самсоненко надо снять, потому что, мол, должность главы ФГИ должна распределяться по квоте и не выполняется план приватизации. Я хочу им сказать: сначала примите закон о Фонде госимущества, утвердите процедуру увольнения и снимайте. А то сначала БЮТ сам же заявляет, что процедура увольнения руководителя ФГИУ не разработана и предлагает парламенту соответствующий законопроект, а потом как ни в чем не бывало резко хочет меня уволить. Кроме того, чтобы меня уволить, надо сначала по регламенту выслушать в парламенте мой отчет. Этот вопрос в повестку дня даже не ставился. И это нарушение регламента. И все их инициативы в итоге — это нарушение КзоТ и Конституции. И еще, как можно решать такой важный кадровый вопрос, если до сих пор не принята новая программа приватизации. А значит, и Одесский припортовый, и все другие более-менее значимые предприятия, приватизация которых запрещена указом президента, уйдут с молотка по старым схемам и невзирая ни на какие указы, чего, в принципе, БЮТ и добивается.

Вы выступаете с критикой Тимошенко. А какие у вас отношения с президентом?

Рабочие. Он видит: я выполняю закон. Если он издает указ, я его, в отличие от Кабмина, выполняю. Знаете, не дай бог, если бы глава ФГИ так же выполнял все поручения нынешнего главы Кабмина, это была бы катастрофа для всей страны. Обратите внимание — поручения, а постановления КМУ и распоряжения мы выполняем, если они отвечают законодательству.

О каких поручениях вы говорите?

У этого отобрать, другому отдать. Причем компании, которые находятся под покровительством, лоббируются в открытую. А если бы я как глава ФГИ безоговорочно выполняла поручения — обращаю внимание: поручения не есть юридический документ, — которые давались с целью сменить руководство фонда, и уступила, то лучшие предприятия страны были бы разбазарены в считанные месяцы. Замечу, что многие поручения давались премьером лично, даже без обсуждения на заседании Кабмина. Кроме того, Кабмин постоянно пытается забрать себе в подчинение некоторые объекты, которыми управляет фонд.

Что в этом плохого?

Это попытка теневой приватизации. Потому что Тимошенко пытается забрать в подчинение Минпромполитики только прибыльные предприятия. Якобы под тем предлогом, что их менеджмент плохо работает. Это касается таких предприятий, как Одесский припортовый завод, «Укртелеком», «Турбоатом», «Азовмаш». И что у нас получается? Министр промышленной политики — из БЮТ, премьер — из БЮТ, Минэкономики — БЮТ.

Новый менеджмент подводит предприятие под банкротство. А процедура банкротства контролируется Минпромполитики и Минэкономики. Начинается отчуждение собственности: продажа объектов по частям по решению судов. А кто у нас глава Верховного суда? Правильно, опять член фракции БЮТ.

Этот процесс уже запущен?

Нет! Потому что Семенюк не передала эти предприятия в управление Минпромполитики. Поэтому Кабмин понимает, что он не может добраться до перечня объектов по такой схеме, и начинает заходить с другого конца. Месяца полтора назад правительство принимает постановление о том, что ФГИ не принимает участия в процессе реорганизации государственных предприятий. Сейчас Кабмин подводит предприятия к договорам о совместной деятельности с частными инвесторами.

А разве частный инвестор — это плохо?

Но дело в том, что в договоре не прописывается, сколько средств вкладывает инвестор, а сколько средств, в том числе имущества в пересчете на деньги, вкладывает государство. Потом этот договор разрывают, и имущество разделяют, согласно договору, «за згодою сторін». Естественно, в пользу частника. Мы же отстаиваем позицию, что в договоре должно быть прописано, кто и сколько средств вложил в совместную деятельность, но самое главное — в такую схему отчуждения включают порты, предприятия спиртовой отрасли, в основном те, которые запрещены к приватизации.

Какие именно предприятия находятся под угрозой?

Одесский торговый порт, Ильичевский порт. Вся спиртовая отрасль — около 20 предприятий. Поэтому сейчас я буду с этим бороться через СНБО. Иначе мы можем потерять целые отрасли.

Вы упомянули, что под прицелом правительства снова оказался «Укртелеком». От вас требуют продать его?

Конечно, именно сейчас меня пытаются заставить продать «Укртелеком». Кабинет министров выставил мне завышенный план приватизации и поручил его выполнить.

Но о какой продаже может идти речь, если ежедневное падение фондового рынка составляет 5-7%? Когда в прошлом году ФГИУ выставил 5% акций «Укртелекома» на биржу, это было сделано для того, чтобы оценить его. Что мы тогда увидели? «Укртелеком» хотели купить по номинальной цене — $800 миллионов, или по 25 копеек за акцию. А на бирже он начал котироваться по 1,15 гривни за акцию, что повышало его стоимость до $5 миллиардов. Сейчас, во время кризиса, акции «Укртелекома» стоят даже меньше номинальных 25 копеек. Поэтому олигархам очень хочется его купить, им лучше заплатить меньше денег и скинуться Юлии Владимировне на выборы, чем ждать, пока компания опять вырастет в цене.

<…>

Сергей ВЫСОЦКИЙ (Газета «24»)

Об авторе Давид Голіафів

Журналист и редактор
Запись опубликована в рубрике Новости телекома, Разное с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.